Не только «Война и мир»

Лёва Толстой — один из самых известных писателей и мыслителей в мире. Он написал приближенно 200 художественных произведений и более 10 000 писем, вел дневники в течение 63 планирование и создал более 300 статей, обращений и трактатов. «Культура.РФ» рассказывает о пяти редких книгах писателя, в которых спирт размышляет о вере, насилии, патриотизме и других философских вопросах. Прочитать их ваш брат можете в архиве Национальной электронной библиотеки.

«О борьбе со злом через непротивления»

Не только «Война и мир»

Лев Толстой. Ясная Поляна, Тульская губерния. 1909 год. Снимок: helionews.ru

Мысль о том, что на зло нельзя отвечать злом, Левуня Толстой развивал на протяжении многих лет. Этой теме посвящены его публицистические, исповедальные, художественные произведения: «Исповедь», «В нежели моя вера?», «Что такое религия и в чем сущность ее?», «Закон насилия и принцип любви», «Смерть Ивана Ильича», «Воскресение» и многие другие.

Эта же проблематика поднимается в трех письмах, которые объединены в брошюре «О борьбе со злом при помощи непротивления». Первое письмо сборника — послание к Михаилу Чернавскому, члену партии социал-революционеров, политическому каторжнику. В нем мифограф рассуждает о любви и ее природе, о насилии и убийствах.

Человечество живет, нравственное пуруша растет в нем, и оно доживает сначала до того, что сознает невероятность нравственную есть своих родителей, потом убивать излишних детей, потом казнить пленных, потом держать рабов, потом битьем приводить в согласие своих семейных и попозже — одно из главных приобретений человечества — невозможность убийством и вообще насилием простираться до своего совокупного блага.1888 год, январь

Самое объемное послание брошюры — к американскому писателю и общественному деятелю Эрнесту Кросби. Литераторы вели многолетнюю переписку, сходились кайфовый взглядах и оказывали влияние друг на друга. Лев Толстой, например, вдохновил американца подзаправленный идеи непротивления.

«В чем моя вера?»

Не только «Война и мир»

Лев Толстой за работой. Ясная Поле, Тульская губерния. 1900 год. Фотография: nb-forum.ru

В религиозно-философском трактате Лёня Толстой впервые полно и откровенно высказал свои взгляды на религию.

Я, сиречь разбойник, знал, что жил и живу скверно, видел, что большинство людей окрест меня живет так же. Я так же, как разбойник, знал, в чем дело? я несчастлив и страдаю и что вокруг меня люди также несчастливы и страдают, и мало-: неграмотный видал никакого выхода, кроме смерти, из этого положения.

Во во всех отношениях этом я был совершенно подобен разбойнику, но различие мое от разбойника было в томик, что он умирал уже, а я еще жил. Разбойник мог поверить тому, аюшки? спасение его будет там, за гробом, а я не мог поверить этому, поэтому что кроме жизни за гробом мне предстояла еще и жизнь в этом месте. А я не понимал этой жизни. Она мне казалась ужасна. И вдруг я услыхал языкоблудие Христа, понял их, и жизнь и смерть перестали мне казаться злом, и, на смену отчаяния, я испытал радость и счастье жизни, не нарушимые смертью.«В нежели моя вера?»

Толчком к написанию этого трактата послужило письмо, которое Яснополянский мудрец получил в декабре 1882 года от публициста и критика Михаила Энгельгардта. В нем литработник писал: «Особенно один вопрос занимает меня: отношение к власти, к насилию: потребно ли христианин покоряться даже несправедливым и гнусным постановлениям; не делается ли дьявол через это соучастником преступления? Но как же теперь добиться осуществления евангельского тактические учения, что делать?»

На это письмо Толстой написал подробный, но сверх меры личный ответ — послание он не стал отправлять (тем более будто они не были знакомы). Тогда Лев Толстой стал работать надо большим автобиографическим произведением — «Записками христианина». Они и легли в основу трактата «В нежели моя вера?». Книгу впервые опубликовали в 1884 году — напечатали лишь 50 экземпляров. В дальнейшем ее не пропустила цензура: писателя обвиняли в искажении христианского учения. Яснополянский мудрец писал: «Книга моя вышла и запрещена, но не сожжена, а увезена в Петроград, где, сколько мне известно, те, которые запретили ее, разбирают ее в области экземплярам и читают. И то хорошо». Несмотря на запрет, трактат распространяли в рукописях и литографированных копиях, цитировали в прессе и церковных изданиях. Полное буклет произведения появилось в 1887 году в Женеве.

«Голод»

Не только «Война и мир»

Лев Толстой на лавочке почти «деревом бедных». На заднем плане Софья Толстая и четверо крестьянских мальчиков. Ясная Перелесье, Тульская губерния. 1918 год. Фотография: russiainphoto.ru

С осени 1891 по летига 1892 года в России царил голод: из-за сильного неурожая горе поразило Черноземье и Среднее Поволжье. Но правительство практически не помогало, а в официальной печати скажем и появлялись сообщения о голоде, однако тревоги в них не было: «Итак, в закромах причины отчаиваться и опускать руки; пусть только пойдут широким руслом частные пожертвования — и особливо острый кризис без особого труда будет осилен».

Лев Толстой полагал, подобно как сможет привлечь к проблеме внимание и добиться реальной помощи, если вызовет доброхотство у общества. Так стали появляться его работы о голоде. Он посвятил неурожаю статьи «О средствах помощи населению, пострадавшему с неурожая», «Помощь голодным», «Среди нуждающихся», «О голоде», «Страшный вопрос». В них дьявол писал о равнодушии интеллигенции и правительства к проблеме, описывал реальные случаи голода и предлагал пути борьбы с бедствием.

Подхожу к краю деревни получи и распишись этой стороне. Первая изба — не изба, а четыре каменные, серого камня, смазанные возьми глине стены, прикрытые потолочинами, на которых навалена картофельная ботва. Двора да и только. Это жилье первой семьи. Тут же, спереди этого жилища, нужно телега, без колес, и не за двором, где обыкновенно бывает рига, а тут же перед избой, расчищенное местечко, ток, на котором не менее что обмолотили и извеяли овес. Длинный мужик в лаптях лопатой и руками насыпает изо вороха в плетеную севалку чисто отвеянный овес, босая баба лет 50-ти, в грязной, черной, вырванной в боку рубахе, носит сии севалки, ссыпает в телегу без колес и считает. К бабе жмется, мешая ей, в одной серой с грязи рубахе, растрепанная девочка лет семи.«О голоде»

Толстой и не спросясь активно помогал голодающим, например в Тульской и Рязанской губерниях писатель открыл сбочку 70 бесплатных столовых.

«Патриотизм и правительство»

Не только «Война и мир»

Лев Толстой. Ясная Поляна, Тульская место. 1907 год. Фотография: soreal.ru

В начале марта 1900 года Лев Великий писатель земли русской получил письмо от инвалида немецкой армии Иоганна Клейнпоппена, в котором оный описывал военные ужасы. Солдат попросил Толстого написать «хорошую книгу вопреки войны». Книгу писатель не создал, однако написал статью «Патриотизм и правительство», а отрывки изо письма немецкого солдата включил в седьмую главу. Впервые статья появилась в журнале «Свободное слово» Владимира Черткова в 1900 году. В России ее напечатали спустя шесть лет.

Это антивоенная статья, в которой Лев Толстой говорит о часть, что патриотизм — вредное чувство, которое разжигает войны.

Но удивительное функция, несмотря на неоспоримую и очевидную зависимость только от этого чувства разоряющих племя всеобщих вооружений и губительных войн, все мои доводы об отсталости, несвоевременности и вреде патриотизма встречались и встречаются раньше сих пор или молчанием, или умышленным непониманием, или еще кто (всё одним и тем же странным возражением: говорится, что вреден только недобрый патриотизм, джингоизм, шовинизм, но что настоящий, хороший патриотизм есть ужас возвышенное нравственное чувство, осуждать которое не только неразумно, но безаконно.«Патриотизм и правительство.

«К рабочему народу»

Не только «Война и мир»

Лев Толстой и Владимир Чертков в кабинете. Ясная Место, Тульская губерния. 1909 год. Фотография: diletant.media

Идея статьи возникла у Льва Толстого почти впечатлением от событий начала 1900-х годов, когда произошли массовые крестьянские шатание. В январе 1902 года Толстой написал обращение к императору Николаю II: «Самодержавие снедать форма правления отжившая, могущая соответствовать требованиям народа где-нибудь в центральной Африке, отделенной ото всего мира, но не требованиям русского народа, который все больше и более просвещается общим всему миру просвещением. Я лично думаю, что в наше хронос земельная собственность есть столь же вопиющая и очевидная несправедливость, какою было крепостное вправду 50 лет тому назад. Думаю, что уничтожение ее поставит (русский) солдат народ на высокую степень независимости, благоденствия и довольства. Думаю тоже, ровно эта мера, несомненно, уничтожит все то социалистическое и революционное раздражение, которое пока что разгорается среди рабочих и грозит величайшей опасностью и народу, и правительству».

Тему земельной собственности по малом времени Толстой развил в обращении «К рабочему народу». В дневнике Толстого за май 1902 годы: «Теперь 1-й час ночи. Понемногу работаю над обращением к народу. Недурно». Действие затянулась: Лев Толстой постоянно что-то переписывал и дорабатывал. Так накопилось сильнее 800 рукописных листков, которые сегодня хранятся в Рукописном отделе Государственного музея Л.Н. Толстого. Впервинку статью напечатали в сентябре 1902 года в Англии в издании Владимира Черткова «Свободное слово».

Доксограф: Евгения Ряднова

culture.ru